Дунайская волна
Главная : Литература : История Статьи : Библиотека
 

О ВЕРТОЛЁТНОЙ ЛЮБВИ, БАБСКОЙ ЛОГИКЕ И ПРО ЖИЗНЬ ДЕРЕВЕНСКУЮ (рассказы)

ЗДЕСЬ И СЕЙЧАС

На съёмке образовалась техническая пауза, переросшая в обед и наш бессменный директор Сергей, умчался её решать.
Ко мне подошла удивительной красоты девушка и предложила пластиковый стакан с чаем. Мы разговорились, она как раз оказалась подругой Сергея, просто напросилась посмотреть, как снимают кино.
Я между делом похвалил Сергея, рассказал, какой он предприимчивый и удивительно находчивый паренёк. Иногда, я и сам завидую живости и изворотливости его ума. Он далеко пойдет, так что вполне стоит держаться за эту гранитную стену.
Лариса (так её звали) улыбнулась и ответила:

- Уж можете мне не рассказывать какой Серёжа ушлый. Знаете, как мы с ним познакомились?
- Ну-ка, интересно.
- В прошлом году, летом, я вышла на свой собственный балкон полить цветы. Стою, поливаю, по сторонам не смотрю, а в это время, в наш двор въехал Сергей, он какой-то адрес искал, увидел меня и… А, хотя нет, я неправильно рассказываю. Представьте себе, сижу я дома, вдруг звонок в дверь. Открываю, на пороге стоит Сергей: все джинсы в какой-то пыли и грязи, в одной руке вертолёт, а в другой огромный полукилограммовый помидор.

- Здрасьте, вам кого?
- Здравствуйте, а вблизи вы ещё красивее. Пожалуйста, не пугайтесь моего непарадного вида, сейчас я вам всё объясню. Дело в том, что я увидел с улицы, как вы поливаете цветы и сразу влюбился. Правда, правда. Сам от себя не ожидал. Если честно, то я хотел пойти на хитрость: запустить вот этот вертолёт и, якобы случайно приземлить его на ваш балкон, а потом придти, попросить обратно, ну, и как-нибудь познакомиться. Вот только не очень получилось. Вместо второго этажа, вертолёт зацепился и залетел на третий. Там была какая-то бабуля, вертолёт-то она отдала, но я увидел, что она тягала огромный мешок с картошкой и вызвался помочь дотащить его до подвала. Помог, но видите? Весь перепачкался. И все же уйти я не мог, а решил всё вам честно рассказать, как есть. Вот, кстати, помидор мне бабушка дала за проделанную работу. Возьмите – это вам, должен быть вкусный, понюхайте как пахнет, наверное узбекский…

Я сказал:

- Красиво и очень романтично.

Лариса хихикнула и ответила:
- Ещё как романтично, а вы знаете, что было самое романтичное? В тот день, когда он меня увидел на балконе, у Серёжи в активе были только грязные штаны после какой-то съёмки в лесу, в багажнике поломанный вертолёт без одного винта и огромный помидор. Но я была так ошарашена его напором, что только через неделю сообразила, что надо мной никакие старушки не проживают…

 

ЖЕНСКАЯ ЛОГИКА

Я всегда не мог понять, ну почему с женщинами так трудно спорить? Вроде знаешь, что прав на сто процентов, но всегда твоя правота натыкается на их странную, но вполне титановую логику и ласковый взгляд.
Вёз тещу на дачу. Едем, мило беседуем, остановились на светофоре, ждём. Вдруг, на перекрёстке происходит скрежет тормозов, перерастающий в лобовой удар. Две покорёженные легковушки разметались и замерли. И всё это в десяти метрах от нас (забегая вперед, сообщаю, что водители живы, но обе машины в утиль).
Тёща повернулась ко мне и говорит:

- Ну, ты видел? Вот же сволочь! Скотина просто. Ну как можно быть таким уродом? Ехал человек, ехал, никого не трогал, а этот - бах, и всё! Разбил ему машину, а может даже покалечил. Вот же скотина! Просто зла не хватает.

Признаюсь, я хоть и больше тридцати лет за рулем, но, вот так сходу не успел заметить и определить - кто там был прав, кто виноват и кто вообще на какой цвет выскочил на перекрёсток? А моя милая теща, которая вообще не водитель и даже не велосипедист, тут же все поняла. Удивительно.

Она не унималась:

- До конца жизни посадить урода, чтобы знал, как таранить невинных людей. Пусть там, в тюрьме, правила дорожного движения изучает. Сволочь!

Я поборол удивление и спросил:

- А, кто сволочь-то?

Тёща глянула на меня как на маленького мальчика и раздражённо ответила:

- То есть, как - кто? Понятно же, что кто-то из этих двоих. Кто же ещё…?

 

ДЕНЬ СУРКА

Моему сыну было года четыре, в те времена  мы с ним каждую неделю ездили к бабушке на дачу.

Схема простая и всегда одинаковая – в пятницу поздно вечером  приезжали, любимая бабушка открывала скрипучие ворота, распахивала объятия и Юра, почти на ходу выпрыгнув из машины, с криком: «Бабушка!» бежал к ней.
Поздним вечером в воскресенье, мы отбывали, бабушка закрывала за нами ворота, Юра с мокрыми глазами махал ей рукой, аж пока дом не скрывался за деревьями.

Но однажды система дала сбой.
Вечером в воскресенье мы, как всегда, уезжали домой, всё вроде бы обычно: прощание у ворот, влажные глаза, махание рукой.
Вклинились на трассу в сонную очередь дачников, проехали километра три, и я вдруг понял, что забыл на даче права. Юра уже вовсю храпел в своём детском кресле.

Делать нечего, позвонил тёще, развернулся и стал возвращаться.
Улыбающаяся тёща открыла ворота, от скрипа Юра неожиданно проснулся, крутанул головой, оценил обстановку и с криком: «Бабушка!» помчался к ней в объятия.

Пообнимавшись, он вернулся к машине, взял свой рюкзачок и собираясь идти к дому, задумчиво сказал:
- Только приехали, а уже обратно хочется. Папа, а давай ездить на дачу не каждую неделю, а пореже?
- А что случилось?
- Бабушке не говори, а то расстроится, но если честно, то неделя пролетела быстро как муха и я, что-то, вообще не успел по бабушке соскучиться… 

 

УК

Было это летом 98-го. Я в гордом одиночестве рулил из Москвы в Магнитогорск.
Весь провиант, кроме кусочка сала, закончился, а вокруг, как назло, ни одного магазинчика или кафешки.
Голод заставил свернуть куда-то с трассы, в поисках деревушки с сельмагом.
Километров через десять, нашёл. Выскочил я из машины и подёргал запертую дверь магазинчика.
Рядом на лавочках улыбались старушки и открыто хихикала курящая компания пятнадцатилетних ребятишек.
Как обычно бывает в таких компаниях - парни изо всех сил выпендривались перед девушками, а девушки только и думали – с каких ракурсов они выглядят более выигрышно.

Хихикали они надо мной, не стесняясь обсуждать вслух:
- А всё, закрыто уже, кто не успел – тот опоздал. Вот ведь клоун.

Стало обидновато, но, в конце концов, не бить же их. Я устало вздохнул и трезво оценил себя со стороны: небритый мужик в цветастых шортах с пальмами, кеды на босу ногу, майка на животе разорвана (на заправке под Уфой закусил дверью и не сразу это заметил) да и машина у меня вполне клоунская – «Таврия». Ну да, по здешним меркам, клоун и есть. А вот молодёжь, в отличие от меня, была одета с турецко-китайской иголочки: джинсы-варёнки, блузки, шпильки, стразы, высокие причёски, духи на всю деревню. Это был их выход в высший свет. А тут такая удача, и высший свет и заезжий цирк заодно.

Местные модники со старушками продолжали меня разглядывать и обсуждать:
- И откуда к нам пожаловало такое чудо? Цирк зажигает огни?
- Номера у него Московские. Столичный цирк приехал и клоуны приехали.
- Его, глядите, собаки драли, он видно плохо их кормил и дрессировал.
- А в Москве все такие циркачи, одного теперь не хватает.

Вступать в полемику я совсем не собирался, сел в машину, хотел было ехать дальше, как вдруг, запиликал телефон. Да, да, у меня тогда уже был телефон, пока, правда, один на двоих с женой и находился он у того, кто в пути. В пути был я.
Звонила жена, она очень переживала, но ответить на звонок не получалось, мощности трубки не хватало, ведь сотовых вышек тогда было по пару штук на губернию.
Я быстро вскарабкался прямо на свою многострадальную «Таврю», расставил пошире ноги, чтобы не продавить крышу и задрал телефон к небу. В таком положении и стал дозваниваться жене.
Уважаемая публика, глядя на меня, просто покатывалась со смеху:
- На манеже новый-русский, акробат-телефонист.
- Ща он сальто сделает, чтобы ещё выше было.

Наконец я дозвонился – Алё! Алё!

Смех только усилился:
- Позвони мне, позвони.

- Алё, Шура, я жив и здоров, пока не доехал, в Набережных-Челнах подзадержался слегка, но уже скоро, не волнуйся… Да, да, всё нормально. В любой момент могу прерваться, не удивляйся… свернул тут хлеба купить, но не успел, магазин закрылся… да откуда ж я знаю – где я сейчас? … Ну, вот так. Я в такой глубокой жопе, у которой даже названия нет. Всё, целую, пока.

Я начал медленно спускаться с крыши и даже удивился тишине. Публика погрузилась в глубокое раздумье.
Я осознал, что сболтнул лишнего и мне стало очень стыдно. Одна девушка, обращаясь ко мне, обиженно сказала:
- Ук.
- А?
- У нашего посёлка есть название -Ук!
- Это как уголовный кодекс?
- Да.
- А полностью он как называется?
- Так и называется, Ук.

Тут уж я начал выкручиваться:
- Ах, Ук? Ну, конечно! Мне ещё в Казани люди говорили – Тебе главное доехать до Ука, а там до Челябинска рукой подать.

Публика оживилась и повеселела:
- Ну вот, это Ук и есть.
- Ну, слава Богу, я добрался.

Старушка наказала мне маленько обождать, пошепталась с парнем, тот куда-то сбегал и, минуты через две, принёс высокую буханку свежайшего домашнего хлеба. От денег бабуля отказалась наотрез и я задарил пареньку маленький компас-брелок.

Вечерело. Сало с хлебом придало мне уверенности в завтрашнем дне. Я ехал в Челябинск и, чтобы не уснуть, с большим чувством орал детскую песенку: «Поделись улыбкою своей, и она к тебе не раз ещё вернётся…»

Автор: GRUBAS

https://storyofgrubas.livejournal.com

---------- 

Уважаемые читатели, сообщайте друзьям своим, размещайте ссылки на наше независимое издание в социальных сетях, на других интернет-ресурсах, -- вместе мы -- сила! 

Новые музыкальные ролики, не вошедшие в раздел «Музыкальная шкатулка», вы можете отыскать на канале Youtube.com – «Дунайская волна» dunvolna.org

https://www.youtube.com/channel/UCvVnq57yoAzFACIA1X3a-2g/videos?shelf_id=0&view=0&sort=dd

Музыкальная шкатулка

Библиотека Статьи : История Литература : Главная :
Информационно-культурное электронное издание "Дунайская волна"© 2015  
Эл. почта: dunvolna@rambler.ru